February 28th, 2018

pine

Труба протекла

Приезжаю с работы домой. В ливинге на диване сидит перепуганный ребенок. Вооруженный до зубов. То бишь, с кухонным ножом в руках. Говорит, что такое впечатление, что в квартире кто-то побывал, и он не уверен,  ушел ли вор/убийца/преступник. И типа, если выйдет из глубины квартиры,  о тут-то Кирюха его и порешит в целях самозащиты. И так сидел он 30 минут. Не то, чтоб очень долго. Но и не то, чтоб  очень мало, бедняга. Мне не признавался, "чтоб не беспокоить", пока я по его же просьбе закупалась ядовито-синими печеньями в Шопперсе.

А дело в том, что у нас потекла труба. На кухне. Да так хитро, что не прямо под раковиной, а под каунтертопом, и чтобы до нее добраться, надо вынимать фанерную перегородку из шкафчика под раковиной и лезть в самую глубь. Ну я утром, как положено, сходила в офис, преъявила им фоточку с телефона, все объяснила, обещали прийти. На улице встретила самих ремонтников, с ними тоде поговорила. Они сказали, что еще будут смотреть в спальне. Я слегка прифигела, но спорить не стала. Соседей снизу мы, оказывается, уже успешно залили. Впрочем, офис и не чесался. Ну да и ладно, их проблемы. Так вот, спальня-то им оказалась нужна не наша, а Кирюхина. И они в ней все передвинули и переставили. Ребеночек, как вошел, аж дар речи потерял от возмущения. Сейчас убирает свою комнату с очень злобным выражением лица. Но сидел с ножом, бедняга!Ждал, что на него кто-то выскочит! И все оттого, что увидел следы пребывания ремонтников в квартире. И смех, и грех.

И да, он постригся.  Налысо. То есть почти налысо. Ничего теперь от прекрасных кудрей не осталось.

На работе цирк с конями. Сижу пью пиво. По дороге дом в метро работала. И сейчас еще дальше работать надо. Тьфу, я б лучше повязала, что ли.